Нэко (felis_neko) wrote,
Нэко
felis_neko

Category:

И опять о книгах

Дочитала "Авиатора" Е.Водолазкина.
Если кратко, то я была права, после "Лавра" решив углубиться в творчество его автора. Книга достойная, определенно.
(Хотя, вот если честно, и тут не без ощущения вторичности. Ну да ладно, написано хорошо, а посему вспомним о том, что ежели не Гомер, то Шекспир уже использовал в своем творчестве все возможные сюжеты, так что ничего нового не осталось даже Пушкину с Достоевским, не говоря о современных авторах.)
Настолько достойная вещь, что хотелось бы о ней подробнее, и без обычного для меня в таких вопросах ехидства; не знаю, что уж у меня получится - школьных сочинений по литературе, слава богу, не писала давно, да и когда писала - делала это хорошо, но без малейшего удовольствия. Ибо чушь собачья все эти домыслы на тему "Что хотел сказать автор тем-то и тем-то". Он, может, вот этот пейзаж в роман вставил, просто потому что пейзаж понравился, а фотоаппарата у него не было, ибо не было в 19м веке любительских цифрозеркалок как явления природы. А этого персонажа женского пола представил такой стервой, потому что списывал с собственной первой жены, кою через 10 лет после развода вспоминает не иначе как с ужасом.
И да, по примеру автора и его персонажа напишу все-таки не об "основной идее" и прочем "образе лирического героя", а о собственных ощущениях.
Сначала, пожалуй, о негативном: финал, простите, пошловат. Не неопределенностью - это как раз красивый ход, хотя тоже уже банальный - но чисто детективным заходом насчет того, кто там на самом деле кого убил. Я не знаю, может. это очень сложно, когда пишешь о таких вещах, не скатиться к банальной детективщине? Вот и "Сумерки" Глуховского отчасти о том же, и там тоже - только Глуховский, наоборот, с нераскрытых убийств начинает, а потом уже оказалось, что эта вещь совсем не детектив и даже как таковой не триллер; у Водолазкина - гораздо пошлее, ибо детективщиной заканчивается.
Впрочем, ладно, бывает и хуже: некоторые с той же тематики скатываются к откровенной порнографии. Тот же Дженнингс, если брать примеры из недавно прочитанного. Или к совсем уж дремучей бредятине с истерическим оттенком, как Улицкая.
Впрочем, ладно, Улицкую оставим в покое, а вот "Сумерки" и "Ацтек" вполне годятся для сравнения.
Первая часть "Авиатора" ближе к "Ацтеку": выходец из завершившейся некоторое время назад эпохи пытается восстановить для интересующихся картину того, как всё было "там и тогда". У Дженнингса, правда, герой по-черному троллит слушателей, периодически не по делу растекаясь в описаниях сексуальных извращений, потоков кровищи и повсюду висящих внутренностей, после чего невинно спрашивая, чего это кое-кому из слушателей вдруг поплохело; а главный персонаж "Авиатора" с предполагаемым читателем своих записок даже и не разговаривает - ему не до читателя, он разговаривает с собой, временем, вечностью, только не с людьми.
Вторая часть - точно так же, как "Сумерки", о страхе смерти. О ее неизбежности и слабой надежде на то, что этого не случится, или, по крайней мере, не так быстро. И о "то, что произойдет, произойдет помимо твоей тревоги"(с).
И всё в целом - о том, что исторические - политические особенно - события, в общем-то, ничего не стоят по сравнению с даже самыми мелкими деталями быта, нравов и окружающего пейзажа. Сразу вспоминается: "Комары - визитная карточка Переславля", да. Действительно, кто-нибудь помнит, как там в Переславле зовут, например, мэра города? - а с комарами имели дело все, кто там бывал...
И да, убийственно точная характеристика России 1999 года: "Диктатура сменилась хаосом. Воруют, как никогда прежде. У власти человек, злоупотребляющий алкоголем". И всё. Вот так, поразительно кратко, совершенно четко и без лишних эмоций. И нет, это даже не с позиций выходца из другой эпохи. Очень характерно, что это говорит медработник - фанат своего дела, вполне умеющий жить в окружающей его реальности, но отчетливо предпочитающий смотреть на нее все-таки несколько со стороны, извне, так сказать (а вот что он при этом еще и не русский по национальности - как раз без разницы, но автор, видимо, счет необходимым это "со стороны" подчеркнуть; и это уже лишнее, сказала бы я).
И под конец - немного о том самом ощущении вторичности. Пару лет назад попалась мне - опять же из рекомендованных - книга аналогичной тематики (на первый, по крайней мере, взгляд). Тоже некоторым - гораздо более явным - образом о воскрешении умерших и погружении человека в довольно давно прошедшую эпоху, и - японский штангенциркуль!!! - опять, ну конечно, о репрессиях и прочем сталинском терроре. Сразу честно скажу, что фамилии автора не помню - не заслужил, видимо, запоминания. Называлось как-то вроде "Воскрешение Лазаря". Там люди массово переселяются на кладбища и там скачут с бубнами, изрыгая воспоминания во всех деталях, вокруг могил своих родителей и прочих предков, дабы тех из могилы достать, отмыть, отчистить и воскресить; некоторым даже удается. Так вот, читать это невозможно. Местами технически, потому что язык автора ужасен, а местами из-за стойкого рвотного рефлекса. Не осилила, бросила на середине, дочитавшись до добровольного отказа человечества от размножения в пользу воскрешения всех покойников и заселения ими планеты и осознав, что всё, сейчас реально стошнит.
Так вот, у Водолазкина - о том, почему этого делать не надо. Ни в коем случае не прямым текстом, но тем, кто сомневается насчет "не надо", читать обязательно - и много думать над текстом. И да, у него, в общем-то, о том же - героя, значит, выдернули из его эпохи, разморозили, воскресили и выпустили гулять в условное наше время, и в деталях сюжета даже похоже местами - а вот ощущения от чтения совсем-совсем другие.
Tags: что почитать
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments